soulim: (Default)
[personal profile] soulim

Недавно наткнулся на интересную статью Владислава Мартианова в журнале Мир авиации (№1 (тыц) и №2 (тыц) за 2005 год) под названием "Шестой континент, пятый океан… Авиация Третьей советской континентальной антарктической экспедиции (ноябрь 1957 – январь 1959 года)". В ней подробно описаны работа лётного отряда экспедиции, а также случавшиеся нештатные ситуации и аварии. Появился ещё один источник откуда можно почерпнуть описания для дедовских фотографий. Я собрал в этом посте фотографии которые уже были выложены, но без подробного описания, так и несколько новых с пояснениями из журнальной статьи. Как обычно, заимствованный текст выделен курсивом.



К началу декабря 1957 года, после прибытия "Оби", в составе авиаотряда 3-й КАЭ насчитывалось одиннадцать летательных аппаратов:
– два Ил-12Д – Н440, Н561;
– пять Ли-2 В – 11195, Н496, Н501, Н502, Н556;
– два Ли-2Т – Н465, Н470;
– один Ан-2 – Н542;
– один Ми-4 – Н963.


По поводу этого есть небольшая поправочка: в статье указывается, что у третьей экспедиции в распоряжении оказался только один привезённый вертолёт с номером Н963. Но есть фотографии с ещё одним Ми-4 под номером Н87, который прилетал к вставшей на разгрузку "Кооперации". Этот борт, скорее всего, практически и не принимал участия в работе 3-й экспедиции, поскольку он был списан уже 3 января 1958 года из-за выработки установленных заводом сроков службы.


Из-за экономической нецелесообразности доставки его в СССР из Антарктиды он так и остался на шестом континенте.




Единственному рабочему вертолёту экспедиции (Н963) пришлось нелегко в условиях Антарктики, впрочем, как и остальной авиатехнике.

Поломок было всего две, и обе касались самого уязвимого места машины – несущего винта. 26 января 1958 года в Оазисе Бангера ураганным ветром была выворочена одна из лопастей с обрывом тяги автомата перекоса. После ремонта вертолет был введен в строй, но в ночь на 11 декабря в Мирном при стоянке на припайном льду случилась аналогичная поломка, только теперь уже в больших масштабах. Ветер с порывами более 40 метров в секунду оборвал тросы крепления лопастей и деформировал все тяги автомата перекоса, а одну вообще оборвал. В результате все четыре лопасти встали носками вниз (одна при этом прогнулась почти до льда) и превратились в этакие паруса. Парусность Ми-4 резко возросла, и вертолет двинулся по ветру. К утру скорость урагана стала уменьшаться, и вертолет остановился, проехав около километра (его обнаружили, лишь посмотрев в бинокль). Осмотр показал, что лопасти несущего винта нуждаются в полной замене.

Запасные лопасти в наличии были, но при этом пришлось столкнуться с проблемой раскопок: ящик с искомыми запчастями находился глубоко под снегом в засыпанном складе. О точном местонахождении лопастей пришлось даже запрашивать по радио Москву, и по получении инструкций «археологическая экспедиция» приступила к работе. Ударный труд увенчался успехом: ящик оказался настолько качественно закрыт, что лопасти производили впечатление только что полученных с завода. При замене тяг у командира Ми-4 Владимира Афонина, правда, возникли сомнения, что все будет в порядке, поскольку старые тяги были усиленными, а новые – обычными. Инженеру отряда пришлось даже прибегнуть к языку формул (именно физических и математических формул, а не того, о чем многие подумали), дабы убедить его в обратном. В дальнейшем был сделан вывод, что при получении штормового предупреждения лопасти несущего винта у вертолетов желательно, отстыковав, снимать.

Последствия шторма. Фото из журнала.


Ураган в мае 1958 года нанёс серьёзные повреждения и единственному экспедиционному Ан-2.

На зиму самолет был оставлен в Оазисе Бангера. Машину в преддверии ураганов надежно пришвартовали за пять точек – амортстойки, узлы крепления на нижних плоскостях и узел на 23-м шпангоуте – закрепленными за «мертвяки» стальными тросами диаметром от 8 до 19 миллиметров. Помимо этого дополнительная швартовка была произведена за полные бензиновые бочки. Крепление вроде бы надежное, но…
Ан-2, как известно, снискал всеобщую и вполне заслуженную любовь летчиков, благодаря своей феноменальной летучести, но здесь это главное достоинство машины стало ее главным недостатком: самолет со столь малой нагрузкой на крыло удержать на месте при ветрах такой силы не могла никакая швартовка. Наилучшим решением было бы разбирать самолет при штормовых предупреждениях, но на практике это было малореально. Зимой 1957 года самолет пострадал и был отремонтирован, но в зиму 1958 года ему пришлось еще хуже. В одно прекрасное майское утро после штормовой ночи 542-й борт попросту исчез со стоянки. О том, что он все-таки был здесь, говорили лишь торчащие изо льда тросы с фрагментами силового набора машины на концах да вмерзшие в лед стойки шасси с лыжами.
В воздух немедленно поднялся Ми-4, и экипаж Владимира Афонина приступил к поискам. Ан-2 удалось обнаружить в нескольких километрах от станции. Повреждения машины были настолько велики (помимо шасси оказалась сломана правая полукоробка крыльев), что даже авиаремонтному заводу делать здесь было явно нечего, и она осталась там, где приземлилась после «полета в беспилотном режиме…».


Последствия, фото из журнала.

Не только суровые погодные условия несли опасность технике. Хотя в Антарктиду брали проверенных пилотов, на адаптацию к новым условиям работы было необходимо какое-то время. И основная часть аварийных ситуаций за период работы 3-й экспедиции пришлась на первые месяцы. По счастью все они обошлись без человеческих жертв и ранений.
Пожалуй самая нелепая авария случилась с Ли-2 Н501.

Машина совершила перелет на станцию Комсомольская и, разгрузившись, отправилась обратно. Настроение у экипажа было под стать отличной погоде и прекрасной видимости. Настало время обеда, и бортмеханик отправился в грузовую кабину готовить на газовой плите пищу, предварительно предупредив пилотов, что необходимо переключить моторы на правый задний бак, поскольку в том, откуда поступает бензин, горючее уже на исходе. Последовал рассеянный кивок командира, увлеченного разговором со вторым пилотом, и беседа возобновилась. Никакого переключения (а требовалось всего лишь передвинуть рычажок бензокрана у рабочего места второго пилота) произведено не было…
Разговор прервался лишь тогда, когда оба мотора начали чихать – бак опустел. Бортмеханик, бросив свой камбуз, прыгнул к кабине, кран был переключен на полный бак, моторы начали забирать, но было поздно – поскольку под крылом было всего полторы сотни метров высоты, машина пошла вниз и вскоре запрыгала по ропакам и застругам. Это случилось в восьмидесяти километрах от места, где раньше находилась станция Восток-1, на высоте 3000 метров над уровнем моря.
Пострадавших, к счастью, не оказалось, и вскоре в Мирный полетел сигнал бедствия. Экипаж аварийной машины немедленно приступил к расчистке импровизированной полосы, понимая, что теперь только от них зависит, сядет сюда спасательный самолет или нет. Положение осложнялось тем, что спальные мешки были не у всех пятерых, а один из членов экипажа был без меховых унтов (а зачем, ведь летели-то туда и обратно).
В Мирном, в свою очередь, понимали, что пять человек полноценную полосу расчистить явно не смогут, дистанция для пробега и разбега будет минимальной, поэтому было решено лететь на «реактивном» Н502. Для начала решили испытать ускорители. При первой пробе ограничились лишь двумя, которые были установлены на лыжи. За штурвал машины сел командир отряда Виктор Перов.
Со стороны первая проба ускорителей выглядела так: из-под лыж разбегающегося самолета внезапно повалил дым, а шум моторов был перекрыт характерным треском. После этого машина побежала значительно резвее, чем обычно, а отрыв произошел существенно раньше. Сделав круг, Ли-2 приземлился. Командир на вопрос об ощущениях ограничился ответом, что ощущения сильные.
Проба была признана удачной, и Н502, приняв на борт, помимо экипажа, главного инженера, которому предстояло осмотреть машину и определить степень ее повреждений, и техника, вылетел к месту аварии, неся в грузовом отсеке два готовых к работе ускорителя. Экипаж возглавил В.М. Перов.
При подлете к месту происшествия стало ясно, что опасения насчет слишком короткой полосы вполне оправдались, так что ускорители оказались весьма кстати. После обмена приветствиями аварийный борт был осмотрен на предмет возможности его восстановления. Увы, результат оказался неутешительным, и не столько из-за удаленности от базы, столько по причине очень серьезных повреждений. В связи с этим самолет решили бросить. Пора было отправляться домой.
Ли-2 вырулил на край более-менее расчищенной полосы, и командир приготовился к взлету. Поскольку предполагалось взлетать с применением К-5, имея пассажиров на борту, всем, кто не был непосредственно занят при взлете, было приказано лечь на пол лицом вниз. Набрав скорость, Виктор Перов решительно надавил на кнопку запуска ускорителей.
Шум моторов был сразу перекрыт уже знакомым, но куда более громким треском. Самолет резко прибавил ходу, а лежащим показалось, что какая-то сила ухватила их за штаны и тянет назад. Но вот самолет легко оторвался от снега, ускорители, выгорев, отвалились от убираемых лыж, и Ли-2 лег на обратный курс.



Печальная участь постигла и спасателя 501 борта — Ли-2 Н502. На нём, по рассказам родных, летел и мой дед и чуть было не погиб вместе с машиной и остальным экипажем. Случилось это 16 февраля 1958 года.
Family album
Происшествие случилось на рулении. Машина отправлялась из Мирного на одну из выносных станций и после предполетной подготовки начала выруливать к полосе, идущей перпендикулярно барьеру. Для взлета было необходимо подрулить к концу полосы, от которого до края барьера было около 150 метров, развернуться и, встав на исполнительный старт, взлетать, но в горячке подготовки и начала руления экипаж не обратил внимания на то, что хвостовая костыльная установка осталась застопоренной.

Достигнув точки разворота, командир корабля привычным движением убавил тягу одного из моторов и прибавил ее на другом, но это привело лишь к тому, что самолет продолжал двигаться по прямой, увеличив скорость. Повтор операции также оказался безрезультатным.
А тем временем край барьера все приближался. На самолете стояли лыжи с улучшающей скольжение подошвой, к тому же движение происходило под уклон при весьма ощутимом попутном ветре, и остановить его было уже невозможно. Сообразив, что теперь не спасет даже выключение моторов – на лыжном шасси Ли-2 тормозов не было – командир дал команду на покидание самолета. Вслед за этим оставшиеся на стоянке с изумлением наблюдали, как неожиданно открылась дверь машины, и из нее начали один за другим выпрыгивать члены экипажа. Выскакивавший последним командир замешкался и слегка получил по спине передней кромкой стабилизатора. Уже неуправляемый Ли-2 подъехал к обрыву, разбросал бочки с мусором и бытовыми отходами, в изобилии расставленные на краю барьера, но вниз не упал, застряв левой ногой в трещине на краю обрыва и оставшись с сильным креном влево стоять на краю в очень неустойчивом равновесии. Неустойчивым оно было потому, что машина попала в район, где уже намечалось и вот-вот должно было произойти откалывание небольшого айсберга. На краю обрыва начали расти уже бывшие там трещины.
Тем не менее были сделаны попытки спасти машину. Наиболее горячие головы предлагали подобраться к ней хотя бы ползком и, зацепив тросы за правую стойку шасси, подтянуть ее на барьер.
Однако все упиралось в то, что лыжа ушла с барьера вся, и при подтягивании машины назад могла упереться задней кромкой и застопорить весь процесс. Операцию по немедленному вызволению машины мог выполнить, пожалуй, только вертолет-кран. К тому же лед выглядел весьма ненадежно, и прибывший на место происшествия начальник экспедиции Е. И. Толстиков категорически приказал гнать от самолета смельчаков в шею. Машину решили удержать на обрыве хотя бы в таком положении до зимы, когда может образоваться снежный надув от припайного льда до верха барьера, и по этой горке можно будет осторожно спустить самолет. К Ли-2 подогнали трактор и, закрепив несколькими тросами хвостовую часть, прицепили их к тракторному крюку, чтобы самолет не свалился с обрыва. Разведку ситуации в районе застрявшей стойки шасси все же провели: инженер отряда Николай Бердников и техник Арий Пенюшин, обвязавшись веревками, осторожно подползли к обрыву. Было отчетливо слышно как из-подо льда доносится тихое потрескиванье. Стало ясно, что остается только ждать. Об этом и зашел разговор после их возвращения. Внезапно обсуждение было прервано звуком лопнувшего троса, прикрепленного к Ли-2, а затем и остальных: началось откалывание айсберга, и Ли-2 обрушился вниз. Скользнув по падающему «ломтю»- айсбергу, машина исчезла под водой.


Фотография из журнала. Плохо видно, но человек на переднем плане похож на моего деда. Выскакивали как есть и вместе с самолётом ушли на дно и личные вещи. Так дед остался на какое-то время без фотоаппарата — его ФЭД-2 так и лежит там где-то на дне.


Важную роль в работе экспедиции оказали пара Ил-12Д под номерами 440 и 561.

Для работы на станции требовался именно самолет модификации Д, с десантным люком. Но серийный выпуск Ил-12Д велся еще в 1948-1949 годах, и машина уже постепенно уходила из эксплуатации, а более новый Ил-14 в Полярную авиацию пока не поступал. Новый Ил-12 брать было неоткуда, поэтому был взят борт Н440, уже успевший немало полетать в Арктике, в том числе и на Северном полюсе. Машина была послана в ремонт, во время которого особое внимание было уделено бортовой электросети. Пришлось тщательным образом проинспектировать все контакты и разъемы и заменить те из них, которые уже начали корродировать. Ремонт был выполнен 410-й авиаремонтной базой в киевском аэропорту Жуляны. Объем работ по переоборудованию был в общем таким же, как и на Ли-2, лишь отсутствовала необходимость в «кувалдах», поскольку Ил-12 летали только на колесном шасси.
Однако в ходе подготовки выяснилось, что в связи с предполагаемым увеличением объема работ по десантированию грузов на выносные станции один Ил-12 может и не справиться, поэтому по заявке руководства из ВВС был получен еще один Ил-12Д, которому присвоили госрегистрацию СССР-Н561, который, правда, имел меньший остаток ресурса. Ремонт и дооборудование второй машины пришлось проводить в более сжатые сроки уже в Захарково, чтобы успеть к выходу экспедиции.
К 18 сентября оба Ил-12 перелетели в город Балтийск Калининградской области, а Ли-2 – непосредственно в Калининград. К этому времени «Обь» уже приняла на борт все запланированные грузы, в том числе и часть имущества авиаотряда (остальные грузы и большую часть людей должен был доставить выходящий из Ленинграда вслед за «Обью» теплоход «Кооперация»). Погрузка и установка самолетов на палубу должны были стать последней операцией перед выходом в море.




Говоря о работе Ил-12, нельзя не сказать о двух сверхдальних полетах, которые выполнил на Н440 экипаж командира отряда. 23 декабря 1957 года им был покорен Полюс относительной недоступности. На борт было загружено около полутора десятков бочек с горючим, содержимое которых по мере необходимости перекачивалось во внутренние баки. Самолет сначала прошел над местом, где должна была быть основана станция Советская, а уже затем взял курс к Полюсу относительной недоступности – точке, равноудаленной от побережий Антарктиды. Гак экипаж В.М. Перова повторил достижение экипажа И.И. Черепичного, покорившего Полюс относительной недоступности в Арктике в 1941 году. Общее время полета составило 16 часов 05 минут. Через три дня по этому маршруту вышел в путь санно-тракторный поезд, который основал станцию Советская. Почти через год, 18 декабря 1958 года, экипаж Н. А. Школьникова достиг этой же точки на Ли-2В и совершил гам посадку.
Помимо этого, в октябре 1958 года экипаж В.М. Перова совершил на 440-м Ил-12 полет над Южным географическим полюсом.
В ходе эксплуатации подтвердилась правильность решения взять не один Ил-12, а два, пожертвовав одним Ли-2. Интенсивность полетов Илов на разведку и снабжение в иные периоды доходила до двух в день. Недаром за время работы экспедиции два Ил-12Д налетали в общей сложности 1157 часов против 1368 часов, которые налетали семь Ли-2 (правда, эти семь бортов одновременно в строю не находились никогда).



У второй машины под номером 561 сложилась не такая выдающаяся судьба, да и аварии её не миновали.

16 января 1958 года на очередную «бомбардировку» вылетал Ил-12Д Н561, управляемый экипажем С.В. Рыжкова. После предполетной подготовки и загрузки мешками и бочками с соляркой самолет порулил на так называемую длинную ВПП, которая проходила параллельно берегу. Машине оставалось выполнить еще один поворот для заруливания на исполнительный старт, когда левая основная стойка шасси провалилась в «снежницу» – ямку во льда залитую водой и покрытую слоем льда толщиной в 250 мм. Экипаж мгновенно среагировал, убрав тягу левого мотора до минимума, но правый продолжал работать, и машину понесло влево, в сторону прибранного двигателя, с одновременным юзом вправо. Основная стойка шасси это испытание выдержала, чего нельзя было сказать о носовой: под воздействием боковой силы сложился ее подкос, и самолет ткнулся носом в снег, погнув лопасти обоих винтов. Самым обидным было то, что командир корабля, как и было положено, предварительно проехал весь путь руления и взлета на тракторе, в том числе прямо по ямке, которая визуально не обнаруживалась, но трактор нормально прошел по этому месту.
Замена винтов особого труда не составила, но при тщательном осмотре носовой стойки обнаружилось обстоятельство, грозившее поставить машину на прикол: на верхнем звене складывающегося подкоса возникла трещина. Запасного подкоса не было, поэтому оставалось лишь заварить ее. Однако и с этим была проблема: газосварка не годилась по причине «отпускания» ею металла, поэтому могла помочь лишь сварка электродуговая, сохраняющая напряжение. Но и у этого вида сварки был серьезный недостаток: при начале работы от первого прикосновения электрода сперва появляется ямка, и только за ней начинается шов, а в данном случае не исключен был и прожиг тела самого подкоса. Для выполнения этой работы, поскольку отрядный сварщик столь сложную и ответственную работу сделать не мог, пришлось приглашать человека со стороны – главного механика электростанции, который после тренировок и сумел заварить трещину не испортив самого подкоса.


561-й Ил со сложившейся носовой стойкой. Фото из журнала.
Family album
Упомянутая "бомбардировка" — процесс доставки Илами необходимых грузов на другие советские антарктические станции путём сбрасывания из грузового люка на бреющем полёте. Поскольку машины были на колёсном шасси, а взлетать и садиться можно было лишь на полосе Мирного, в этой экспедиции приходилось работать таким образом. На фотографии запечатлена загрузка бочек с топливом для последующего "бомбометания". Среди дедовских фотографий есть несколько штук с процессом сброса груза с самолета, виды как со стороны, так и изнутри кабины. В статье также нашлось описание подобной операции.

Каждый тип летательного аппарата, применявшийся в экспедиции, естественно, имел ряд специфических задач, главнейшей из которых стало снабжение из Мирного наиболее удаленных станций Комсомольская и Восток-1. На них было необходимо регулярно доставлять горючее и продовольствие. С прибытием в Мирный двух Ил-12Д эта задача была возложена на них как па машины с самыми большими радиусом действия и грузоподъемностью.
Однако проблема состояла не только в том, чтобы долететь до места назначения и вернуться обратно. Не менее остро стоял вопрос о том, как доставить груз зимовщикам с самолета. Далеко не все станции имели площадки, на которые мог бы сесть и, что не менее важно, взлететь Ли-2, даже обутый в лыжи. Что касается Ил-12, то эти машины летали только с колес, что означало для них невозможность взлетать и садиться с любой, кроме, разумеется, Мирного, советской антарктической станции.
Отряд 2-й КАЭ применял для сброса грузов парашюты, по опыт показал, что те, кто стоит внизу, не всегда успевали заметить. куда летит груз, и часть его просто пропадала. Кроме того, к концу работы 2-й КАЭ большинство парашютов уже вышли из строя, а новых не было. Поначалу пользовались оставшимися (сбросами руководил инструктор-парашютист Андрей Медведев, в свое время первым совершивший прыжок на Северный полюс), но выходили из строя и они. Это заставило перейти к беспосадочному десантированию грузов с предельно малой высоты, которое летчики отряда называли «бомбометанием».


Ил-12 обычно производили сброс грузов на расположенную примерно в полутора тысячах километров Комсомольскую, полет куда в оба конца длился около семи часов, а также на станцию Восток с высоты 5-6 метров (при сбросе с большей высоты бочка уходила в снег так глубоко, что ее приходилось выкапывать), благо равнинный ландшафт вполне позволял делать это без особого риска. Перед заходом газ убирался, как при заходе на посадку. Открывался десантный люк в днище, и по звуковому сигналу два бортмеханика, лежа спереди и сзади него, сбрасывали грузы. Высота была очень небольшой, и при падении бочек за самолетом вздымались самые настоящие снежные взрывы, а в десантный люк Ила влетали пригоршни снега. Но если мешки достигали цели вполне благополучно, то вот бочки с горючим все-таки страдали от ударов. Поначалу как-то удалось подобрать более-менее приемлемую методику сброса, теряя лишь порядка десяти процентов топлива из бочек, а позднее, после перерыва в сбросах, дело стало не ладиться: из 12-14 бочек, сбрасываемых по две за один заход, у нескольких обязательно вышибало дно, и содержимое, естественно, выливалось на снег. Однажды на стабилизаторе вернувшегося с «бомбометания» Ила обнаружили пробоину в обшивке – ее, судя по всему, сделала вылетевшая из бочки увесистая пробка. Виной этому был гидроудар, происходящий от резкой остановки бочки в конце ее недолгого полета, когда бензин продолжал по инерции двигаться вперед и выбивал дно. Средством борьбы с гидроударом стал недолив топлива в бочки, когда вместо 200-300 литров в каждой оставляли только по 175-250. Днища, правда, вышибать продолжало, но даже при этом на снег выплескивалось меньше половины содержимого каждой пострадавшей бочки. Пока «бомбардировщик» уходил на следующий заход, к поврежденной бочке подбегали полярники и спешили придать ей вертикальное положение, пока не вытекло все топливо, а целые бочки цепляли тросовыми кошками к трактору и спешно вытаскивали из «зоны обстрела». Слишком большие потери, а также то обстоятельство, что после каждого «бомбометания» взлетную полосу, на которую, собственно и производились сбросы, приходилось заново выравнивать, как после настоящей бомбежки, естественно, наводили на мысль, что Ил-12 для этой цели-транспорт не очень подходящий. Попытка более радикально решить эту проблему была предпринята уже 4-й КАЭ в 1959 году.

Однажды при «бомбометании» имело место происшествие, во время которого экипаж Ил-12 Н440 оказался буквально на волосок от гибели. В тот раз производился сброс грузов на станцию Восток. Очередным предметом, предназначенным для сброса, была пачка листов фанеры, и ее можно было сбросить с большей высоты. Самолет зашел на цель на высоте двухсот метров, и тут случилось непредвиденное: поданная в люк упаковка неожиданно заклинила в нем. Встречным потоком ее, насколько позволили габариты люка, частично развернуло. В результате самолет неожиданно обрел новый «руль высоты», превосходящий по площади штатный, и этот руль направил машину носом вниз…
Катастрофа была бы практически неминуема, производись сброс с обычной высоты, но здесь был хоть какой-то ее запас. Командир отряда, сидевший в левом кресле, чтобы компенсировать пикирующий момент, потянул штурвал на себя, выбрав его практически на весь ход, что, впрочем, большого эффекта не дало. Обладая недюжинной физической силой, Виктор Михайлович опасался, как он впоследствии вспоминал, что не выдержит и сломается баранка штурвала. Тем временем находившийся в грузовой кабине Борис Бродкин, ухватившись за проходящий над люком по продольной оси самолета страховочный трос, начал прыгать на упаковке, стремясь пропихнуть ее вниз. Наконец, экипаж одержал победу: пачка выскочила из люка, а самолет, лишившись нештатного руля высоты и с отклоненным до отказа штатным, взмыл вверх, и командир поспешно отдал штурвал от себя, пока машина не вышла на закритический угол атаки.


Эта фотография, видимо, сделана во время "раскопок" склада с горючим и теми самыми бочками-бомбами.


Попытки исправить ситуацию со снабжением дальних станций были предприняты в следующей экспедиции с новым Ил-12 на лыжном шасси. Но его работа в Антарктике оказалась совсем недолгой.
3rd Soviet Antarctic expedition 1958. 3-я Советская Антарктическая экспедиция 1958г.
Фото из семейного архива другого участника той экспедиции. В его альбоме на фликре есть ещё немного снимков.

Новая (четвёртая) экспедиция доставила с собой один Ан-2, а также самолет, который должен был решить проблему снабжения отдаленных выносных станций – специально, в единственном экземпляре, оборудованный лыжами Ил-12Д (госрегистрация СССР-04249), суливший перспективу полного отказа от «бомбометания» и более цивилизованной доставки грузов на станцию Восток – в связи с уменьшением объема работ сильно пополнять поредевшую авиагруппу не стали. Увы, жизнь вновь прибывшего Ила в Мирном оказалась совсем недолгой.
Самолет был выгружен с борта «Оби» на припайный лед, отбуксирован к Мирному и на припае же собран. После этого настало время перегнать машину на верхний аэродром. В кабине самолета занял место экипаж командира отряда 4-й КАЭ Бориса Семеновича Осипова. Ил поднялся с припайного льда и начал заходить на полосу, идущую параллельно барьеру. Перед этим туда посылался бульдозер, который разровнял начало полосы и попытался убрать появившиеся там заструги. Однако трактор полностью снять их не смог, к тому же тракторист очищал только рабочую часть полосы, а ее начало осталось в прежнем состоянии.
Окончательно испортила все видимость. Хотя небо было ясным, над льдом стояла серая дымка, в которой терялась линия горизонта. В результате экипаж в какой-то момент неверно оценил высоту полета. Касание полосы произошло со слишком большой вертикальной скоростью – было ощущение, что линия горизонта ниже, чем на самом деле – и пришлось на ее нерабочую часть, на район хоть и небольших, но все же застругов. Два неблагоприятных обстоятельства, наложившись друг на друга, привели к аварии. Сначала отлетел лыжонок с носовой стойки, а затем машина частично снесла, частично подломила лыжное шасси и, упав на брюхо, заскользила по полосе. Вновь, как и прежде, обошлось без раненых и погибших. Хотя на первый взгляд повреждения выглядели небольшими (подумаешь, делов-то – поставить на шасси и заменить винты), на самом деле самолет получил деформацию центроплана, узлов крепления шасси и левой плоскости. Вернуть машину к жизни мог теперь лишь авиаремонтный завод, которого, конечно, не было, и трактор потащил отлетавший свое Ил-12 на стоянку в компанию к списанному Ми-4. На экипаж разбитой машины было больно смотреть…



В статье описаны не только аварийные, но и забавные ситуации. Например случай с Ли-2 Н470.

Однажды имел место случай, когда экипаж В.М. Перова возвращался в Мирный на Ли-2Т Н470 с группой метеорологов на борту и попал в шторм. Найти станцию помог свет прожектора, и машина пошла на посадку. Но сесть оказалось не так- то просто: ураганный ветер сильно затруднял задачу, и командир решил садиться прямо на стоянку. Однако сила ветра была такова, что, зайдя на стоянку, экипаж заметил. что машина уже почти не движется. поскольку ее скорость практически уравнялась со скоростью встречного ветра – стоящий на земле Ил-12 практически застыл на одном месте. Командир начал убирать газ, и Ли-2 совершил практически вертикальную посадку, крыло в крыло с Ил-12. Выключать моторы было нельзя, пока машина не будет пришвартована, и к севшему самолету ринулись все, кто был свободен. Сидевшие в грузовой кабине ничего этого не видели – за стеклами иллюминаторов было темно, самолет раскачивало, ревел ветер и моторы. Наконец. инженер открыл дверь и, подтянувшись на руках, влез вовнутрь, чтобы известить экипаж, что самолет пришвартован и можно глушить моторы. Сидевший у двери один из пассажиров в ужасе шарахнулся от влезающего – он полагал, что самолет еще летит.

Со штормами была связана и проблема швартовки техники при неблагоприятных метеоусловиях. Опыт Арктики здесь помогал мало, так как скорость здешних ветров была значительно больше. Зачастую она даже не поддавалась измерению – после отметки 40-45 метров в секунду трубку Пито на приборе забивало мелкой галькой, и он выходил из строя. В этих условиях было необходимо тщательно продумать, как швартовать машины, чтобы их попросту не сдуло ветром. Даже при обычной постановке на стоянку при возвращении первое, что делал бортмеханик, открывая дверь, – выбрасывал из самолета ключ для швартовки машины тросами, которые подавали наземники. Лишь после окончания швартовки экипаж мог спокойно покидать машину. Стоило промедлить – и шторм, которого можно было ожидать в любую минуту, мог изуродовать самолет. Но порой не спасала и швартовка. Именно от урагана пострадал 15 августа 1957 года Ли-2Т Н465, который предстояло ремонтировать третьей экспедиции. Хранившийся на колесах самолет сорвало со швартовки, и он хвостом вперед покатился к обрыву. Пройдя три с половиной сотни метров, машина налетела на тракторные сани, подломила левую амортстойку, легла на левую плоскость, деформировав ее, и благодаря этому остановилась в двухстах пятидесяти метрах от края. Полученные при этом повреждения не могли быть устранены местными силами, и новой экспедиции были заказаны необходимые запчасти. Во время этого урагана был сорван со швартовки и борт Н470, но он запутался в пересекавших его путь электрических кабелях, соединявших приемный и передающий радиоцентры. Кабели располагались на подпорках метровой высоты и такого обращения, конечно же, не выдержали, но благодаря этому самолет также остановился. а повреждения получили только консоли крыла.
Чтобы подобное не повторялось, для Ли-2, которые отныне хранить в пурговой период было решено только на лыжах, был разработан новый метод крепления. В лед вмораживалась специальная стальная крестовина-«мертвяк», от которой на поверхность выходили два троса. Эти тросы длиной около четырех метров крепились за амортстойки стоящего на лыжах самолета. Под воздействием урагана машина, подобно флюгеру, сама становилась носом к набегающему потоку.


На этой паре фотографий видны какие-то швартовочные тросы от основных опор, возможно как раз то, что описывается в статье. Номера, к сожалению, не видно и трудно понять, что это за машина. По кусочку номера похоже либо 11195, либо Н465.


Ещё одна выдающаяся машина той экспедиции наравне с Ил-12Д Н440. На ней была проведена операция по поиску и спасению полярников с бельгийской станции Король Бодуэн. Об этом подробно написано в статье.
Одновременно эту машину называют самой невезучей в экспедиции. За время её работы этому Ли-2 пришлось пережить шесть поломок, пять из которых было связано с работой шасси.

Первое происшествие имело место 25 февраля, когда после взлета при температуре сорок пять градусов ниже нуля левая лыжа не убралась полностью из-за заедания цилиндра амортстойки и зависла, опустив носок. От принятия ею вертикального положения спас только передний предохранительный трос. Экипажу пришлось выпускать шасси и заходить на посадку. После замены обеих амортстоек неисправность была устранена, но всего через неделю, 1 марта, при взлете со станции Пионерская ситуация повторилась, заставив произвести еще одну замену стоек шасси. После этого связанные с ним отказы прекратились, но в ноябре 495-й, как бы предчувствуя предстоящее расставание с летчиками и техниками отряда, снова напомнил о себе. 13 ноября, через полчаса после взлета со станции Пионерская (опять!) произошел самопроизвольный выпуск основных амортстоек – лопнул шланг в гидросистеме уборки шасси, произошел выброс гидросмеси, и стойки с тяжеленнмми лыжами вывалились из гондол под собственной тяжестью. А через четыре дня, 17 ноября, после посадки на озере Фигурном в Оазисе Бангера бортмеханик обнаружил, что вырван узел крепления переднего предохранительного троса к основной лыже шасси. Впрочем, такая неисправность уже имела место на Н556 7 сентября и была вызвана тем. что при переоборудовании самолета узел крепления троса к мотогондоле был поднят выше обычного при сохранении длины троса. Из-за этого при посадках на не совсем ровные площадки лыжи имели невысокую степень свободы и при переезде через неровности могли оборвать тросы. Эту недоработка устранялась уже на месте. Еще одна связанная с шасси поломка произойдет на самолете уже в декабре.
Тем не менее, несмотря на неполадки с шасси, именно борт Н495 стал наиболее прославленным Ли-2 в составе авиаотряда.



Ли-2В Н556. На обороте этого фото подпись деда гласит: "Антарктида, полярная станция Оазис. Привезли очередной груз. 20 января 1958 г."


Всем, кому интересна история авиации или полярных исследований настоятельно рекомендую ознакомиться подробнее с статьей в журнале "Мир авиации".

From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] vulkan_avia сослался на вашу запись в своей записи «Полярная Авиация в Антарктиде 1957г (http://vulkan-avia.livejournal.com/90948.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Авиация 3-ей КАЭ СССР [...]

Date: 2015-02-23 12:48 pm (UTC)
From: [identity profile] tankasan.livejournal.com
Михаил, спасибо за пост! Очень интересно и с таким описанием фотографии действительно заиграли по-новому! Прочитал с удовольствием! Заберу себе с Вашего позволения;)

Date: 2015-02-23 02:42 pm (UTC)
From: [identity profile] soulim.livejournal.com
Пожалуйста! Тогда немного поспешил, вывалив в одной куче все фотографии без разбора, и из Арктики, и из Антарктики)

Конечно забирайте!

Date: 2015-02-23 02:48 pm (UTC)
From: [identity profile] tankasan.livejournal.com
Какая-то ерунда с репостом, первый раз такое. Пишет - слишком большое сообщение, бред ... Читал с чем может быть связано, пишут от провайдера зависит ... Я иногда и больше объёмом делал посты и нормально было. А тут вот((
Edited Date: 2015-02-23 03:03 pm (UTC)

Date: 2015-02-23 03:09 pm (UTC)
From: [identity profile] soulim.livejournal.com
О, я несколько раз пытался отправить этот пост — он был слишком большим для ЖЖ. У ЖЖ тоже есть ограничения на размер как поста, так и комментария. Второй раз с этим уже столкнулся.
Пришлось резать все ненужные теги и ссылки на фото в фликре. Кое как сократил.
Попробуйте сократить что-нибудь в названии или подписи к репосту. У Андрея Иванова получилось.

Date: 2015-02-23 05:25 pm (UTC)
From: [identity profile] tankasan.livejournal.com
Вот в том то и дело, вижу, что у Андрея получилось. Полчаса резал всё, что возможно. Видимо точно дело в провайдере. Оклемаюсь, попробую с работы ещё разок.

Date: 2015-02-24 01:07 pm (UTC)
From: [identity profile] tot-13.livejournal.com
Да рассказ отличный получился, фото с ним еще интереснее.
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Ваш пост был опубликован в блоке "Рекомендованное" на главной странице Живого Журнала (http://www.livejournal.com/)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Ваш пост был опубликован в блоке "Рекомендованное" на главной странице Живого Журнала (http://www.livejournal.com/)

Авиация 3-ей КАЭ СССР

Date: 2015-03-02 08:29 am (UTC)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] leningad сослался на вашу запись в своей записи «Авиация 3-ей КАЭ СССР (http://leningad.livejournal.com/26661.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Авиация 3-ей КАЭ СССР [...]

Date: 2015-03-02 09:40 am (UTC)
From: [identity profile] 7 7 (from livejournal.com)
Очень интересно, спасибо.
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Редакторы LiveJournal посчитали вашу запись интересной и добавили ее в дайджест LJTimes по адресу: http://www.livejournal.com/ljtimes

Date: 2015-03-05 08:01 am (UTC)
From: [identity profile] kukmor.livejournal.com
познавательно!

Авиация 3-ей КАЭ СССР

Date: 2015-03-05 03:30 pm (UTC)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] maor22 сослался на вашу запись в своей записи «Авиация 3-ей КАЭ СССР (http://maor22.livejournal.com/31302.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Авиация 3-ей КАЭ СССР [...]

Авиация 3-ей КАЭ СССР

Date: 2015-03-06 05:10 pm (UTC)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] karhu53 сослался на вашу запись в своей записи «Авиация 3-ей КАЭ СССР (http://karhu53.livejournal.com/8532424.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Авиация 3-ей КАЭ СССР [...]

Date: 2015-03-06 11:36 pm (UTC)
From: [identity profile] valerytan.livejournal.com
Превосходная статья. Прочитал её в блоге kehru53. Я помню публикации об этих антарктических экспедициях во времена моего детства. Но в тех - ничего не писали об авариях и тем идеализировали технику и людей того времени.
Один вопрос к вам чуть в сторону от статьи. Меня интересует лётчик полярной авиации, работавший командиром авиаотряда на Крайнем Севере (в Арктике) в 60-е-70-е годы. Его звали Алексей Никитин. Может быть, кто-то из ваших читателей помнит его и знает, где и как он в сегодняшние дни?

Date: 2015-03-07 08:49 pm (UTC)
From: [identity profile] soulim.livejournal.com
Спасибо. Мне труднее судить о советских публикациях, но соглашусь с тем, что в них идеализировали и технику и людей: советская техника официально не могла ломаться, а советские люди не ошибались. Исключения были редкие, если аварии были незначительные, не связанные с человеческим фактором и если их героически преодолевали. В нашем семейном архиве есть подобная заметка про аварию Ан-2, в которую попал мой дед. Там всё обошлось, самолёт потерпел аварию из-за сломавшейся стойки шасси, никто не пострадал, а экипаж ликвидировал своими силами поломку и вернулся на родной аэродром.

Про лётчика Никитина спрашивал у родни — никто про него не слышал, но они уехали с Крайнего Севера в начале 70-х и могли не пересекаться с ним.

Date: 2015-03-07 09:41 pm (UTC)
From: [identity profile] valerytan.livejournal.com
благодарю вас за ответ, Михаил. Маленькая добавка по Никитину. Мама Алексея, Галина Никитина, в годы войны была "личным лётчиком" Героя Советского союза Марины Расковой - командира женского полка ночных бомбардировщиков, который позже стал носить её имя. Вряд ли эта информация имеет значение в поиске Алексея Никитина. Привожу её на всякий случай. А вдруг?

Авиация 3-ей КАЭ СССР

Date: 2015-04-07 11:07 am (UTC)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] specnazspn сослался на вашу запись в своей записи «Авиация 3-ей КАЭ СССР (http://specnazspn.livejournal.com/1636403.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Авиация 3-ей КАЭ СССР [...]

Авиация 3-ей КАЭ СССР

Date: 2015-04-07 04:07 pm (UTC)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] pyx_pyx сослался на вашу запись в своей записи «Авиация 3-ей КАЭ СССР (http://pyx-pyx.livejournal.com/857637.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Авиация 3-ей КАЭ СССР [...]

Date: 2015-06-16 07:48 pm (UTC)
From: [identity profile] 22sobaki.livejournal.com
Не хотите ли опубликовать этот пост в [livejournal.com profile] engineering_ru?

Date: 2015-06-17 10:03 am (UTC)
From: [identity profile] 22sobaki.livejournal.com
Спасибо!
From: (Anonymous)
ЭkCKлю3иВH0e предлOжeHиe для нACToящИх цeнителEй KачECТВEннoгo ЗВукА.

тoльk0 Здеcь (http://qoo.by/Kzs#ChinetrersPhyroicymn) вOЗМoжH0 приобрeсТи пOpAзитEльный пp0дykт, k0Tорый дACТ во3мOжнocTь нAслАдитСя дейСтВительнo m0щным и kpаCиBыМ зВуK0M.

Т0льKO для члEHоB kлуба!

tvto.ru

Date: 2016-12-23 05:57 pm (UTC)
From: (Anonymous)
[url=http://tvto.ru/].[/url]

Profile

soulim: (Default)
soulim

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
192021 22232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:35 am
Powered by Dreamwidth Studios